Выксунская епархия

Возведение в сан игумении Дальне-Давыдовского монастыря в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали». 3 июня 2015 г.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Всечестные отцы, всечестная игумения Руфина и гости матушки игумении, братья и сестры, паломники!

Сегодня  день особенный! Хотя, конечно, каждый день особенный, потому что он никогда не повторяется. "Два раза нельзя войти в одну и ту же реку". Но сегодня произошло событие особенное, как говорят сейчас, знаковое.

Мы продолжаем чествовать Святую Троицу, продолжаем жить в сиянии благодати Святого Духа, в благодати Пятидесятницы, этого удивительного праздника. Мы продолжаем праздновать день рождения Церкви, как в древности: тогда праздновали какие-то значительные события многие и многие дни. И традиция эта осталась в Церкви. Но празднуем мы, не бесчинствуя, у нас не праздник живота, в смысле чрева. У нас духовный праздник, потому что мы чествуем благодать Пресвятого Духа, благодаря которой живет и питается, благодаря которой действует Святая Церковь, этот благодатный организм. Глава его – Христос, а мы – члены. И святая обитель тоже часть Тела Христова, здесь все по-особому устроено. Любая обитель, большая ли, малая ли, она подобна граду Божиему, граду святому, который некогда был видим святым Иоанном Богословом. В образ этого града построен монастырь, в котором есть свой Устав, свой порядок и традиции, исходящие от святых отцов, подвижников, предшественников наших на пути монашеской жизни. Монашеская жизнь помогает достигать главной цели – спасения бессмертной живой души, стяжания Образа Божия, возвращения к себе свойств богоподобных, чтобы соединиться со Всесвятым Господом нашим Иисусом Христом и с Ним пребывать в великой радости любви и мире. И это Царство Божие, которое открывается внутри каждого человека, оно по временам открывается в сердцах верных, особенно у тех, кто всю жизнь посвящает Христу, давая монашеские обеты. Это обет верности Богу через целомудрие, чистоту жизни. Это обет нестяжания, когда человек отказывается от всех мирских благ, довольствуясь тем малым, но необходимым для жизни, что дает ему монастырь. Это обет послушания, который называют восьмым Таинством святые отцы, потому что именно через этот обет мы, монахи, подражаем самому Христу, который был послушен Отцу. Он говорил: «Отец Мой доселе делает, и Аз делаю» (Ин 14:10). Еще Господь говорит: «Якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут: да (и) мир веру имет, яко Ты Мя послал еси» (Ин. 17:21). Эти заветы исполнить призваны, конечно, все христиане, но монашествующие идут особенным путем. Они действительно отрекаются от мира, они произносят эти обеты перед лицом Бога, и о них никогда нельзя забывать. Поэтому миряне как-то особенно чтут святые обители, приезжают в них.

А этот монастырь открывается, можно сказать, уже в третий раз. Первый раз это была просто община, где начиналась жизнь по монашескому уставу. Затем, со изволения Священного Синода,  монастырь получает статус, и уже после разрушения, после мерзости запустения, что была здесь, на этом месте, трудами благотворителей, трудами отцов наших, которые здесь, – отца Александра и, конечно, благословением Божиим и Матери Божией снова возрождается этот монастырь. И милостью Божией теперь ему  снова возвращен статус монастыря. И этот день нам нужно запомнить всем хорошенько, чтобы всегда его отмечать как день возрождения.  Сегодня было поставление в сан  игумении этого монастыря монахини Руфины. Теперь у тебя, матушка, уже семья, за которую ты несешь полную ответственность перед Богом.

Власть, наверно, самое большое искушение для человека. Можно пройти огонь, воды, а вот медные трубы пройти – это не каждому дано. Это дано только сильной и мужественной душе. Но эти сила и мужество не человеческими усилиями достигаемы, они могут быть достигнуты только благодатью Божией, которая дается за смирение. Это осознание себя перед лицом давшего нам идеал святости Христа - нищим духовно. Это осознание приходит не сразу. Посвятить человека в сан – дело нескольких минут. А вот стать настоящим руководителем, пастырем, а в твоем случае матерью для сестер – путь долгий и непростой. И достичь этого состояния смирения не так просто, потому что все мы очень гордые. Возможно это лишь тогда, когда человек тщательно старается исполнить заповеди. Они, конечно, не тяжки для человека, как Сам говорит наш Господь Иисус Христос, призывая нас к соблюдению их. Он говорит: «Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите» (Ин. 14:15). Он говорит это не потому, что мы все погибнем, если не будем соблюдать их, это факт. Но Он побуждает: если вы любите Меня, если Я для вас Бог, если вы видите во Мне идеал святости, и хотите сами его вместить, то соблюдите эти заповеди. Потому что тогда это бремя благое будет вами прочувствовано, и вы поймете, что заповеди действительно не тяжки.

Мы видим в жизни святых отцов эту заповедь сбывающейся, как они строго подвизались, как они преуспевали в подвиге поста, молитвы, бдении. Подвиги их были часто тайными. Годами, десятилетиями они проводили время в пустыне, не видя даже лица человеческого. А многие, наоборот, в суете, молве людской совершали свой подвиг, спасительный своей душе и душам близких, как, например, св. Иоанн Кронштадский, старец Амвросий Оптинский, преп. Варнава Гефсиманский и другие. Это не мешало им стяжать чистоту сердечную, не мешало стяжать им смирение. Почему? Потому что наряду с этим подвигом, наряду с тем, что они считали себя нищими духовно, они имели любовь. Они имели сострадание к ближнему, к тем людям, которые обращались к ним за помощью, и к тем, кто не обращается, но помощь которым нужна. Для этого и дана святым людям эта удивительная способность проникать в душу, в сердца людей, говорить то, что они, может быть, и не спрашивают, и не говорить то, о чем спрашивают, но знать не полезно. Это дар прозорливости, дар рассуждения.

Что хотелось бы пожелать "новоиспеченной" матушке игумении? Того, о чем я сказал вначале. Нужно стараться тебе всеми силами стяжать благодать Божию. Эта благодать нужна для того, чтобы теперь отвечать и за себя, конечно, и помнить об ответственности за каждую сестру, которая вверена будет уже твоему попечению. Теперь уже наступила полнота ответственности. И еще нужно помнить, что сам Патриарх и Святейший Синод оказали тебе доверие. Кандидатуру представляет правящий архиерей, но утверждают ее Священный Синод и Патриарх, и это уже ответственность особая. Поэтому полнота этой власти, которая сопряжена с определенной опасностью, определяет полноту ответственности – ответственности за спасение. Есть некоторый перекос в жизни современных монастырей в уставную жизнь, в труд, чему есть объективные причины. Сами монастыри часто находятся или в руинированном состоянии, или постоянно нужно что-то достраивать, подстраивать… Процесс перманентный, можно сказать, но хоть он и занимает много времени, он не должен заслонять главное – заботу о спасении. Именно забота о спасении, забота о созидании Тела Христова, – главное. Потому что Господь именно это спросит. Он не спросит, сколько вы храмов восстановили, Он это может спросить у того, у кого нет других возможностей угождать Богу. Он спросит, и строго спросит: «Почему, если была возможность, ты этого не делал?». У тебя он спросит другое: «Ты спаслась, а где сестры твои, которых тебе Бог дал?». Вот об этом должна быть главная забота твоей жизни. Поэтому нужно просить у Бога мудрости. Чтобы Господь помог разумно, правильно, неспешно направлять корабль жизни монастырской в тихую гавань спасения. Чтобы все сестры, собранные вместе, в мире и единодушии славили Бога и  слушались свою мать игумению. Игумения должна быть действительно матерью, а не мачехой.  Апостол Иаков Божий говорит: «Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва» (Иак. 2 : 19, 20). Поэтому нужно делать. И стараться показывать сестрам, как нужно жить правильно, в Боге. И тогда они без лишних слов будут послушны, будут стараться следовать тому примеру, который дает игумения.

Древняя традиция такова, что в более или менее крупных обителях сестры выбирают игумению из самых духовных, кому все сестричество доверяет. Традиция хорошая, но нужно понимать, что даже в этом случае никто не застрахован от ошибок. А из- за них очень легко потерять доверие.

Сложно ныне управлять людьми. Это самое трудное дело, которое есть на земле. Потому что люди, как говорит апостол Павел, сейчас стали непримиримыми, лицемерными, лживыми, родителям непокорными, более сластолюбивыми, нежели боголюбивыми и так далее. В наше время это сильно проявляется. В людях много эгоизма и желания угождать себе, они очень чувствительны к обидам, к тому, когда что-то поперек их желаниям происходит, особенно когда начальствующие благословляют на то, что совсем не хочется делать. И нужно много мудрости и много терпения. Как преподобный Амвросий Оптинский говорит: "Терпения монашествующему нужен не воз, а целый обоз".

Еще посоветую тебе читать эпистолярное наследие игуменов и игумений монастырей – игумении Таисии Леушинской, игумении Арсении (Себряковой)… Еще мне очень нравится читать о схиархимандрите Моисее, который управлял Оптиной пустынью. Это был бесстрастный человек, человек, который достиг великой святости. Он не оставил каких-либо трудов, но даже если его житие почитать, увидишь, как он стяжал благодать Божию и умел мудро управлять монастырем и братией. Пример: пришел к нему один послушник с тем, чтобы открыть то, что ему говорил помысел. Схиархимандрит позволил сделать ему это. Послушник перечислял и перечислял, что, по его мнению, в монастыре делается «не так». Выслушав его, схиархимандрит Моисей спросил: «Все?», - «Все», - ответил тот, – «Так вот, скажи своему помыслу, что это не его дело».

Дай Бог тебе, матушка, сил, бодрости духа, разумения. Прими жезл сей!

Аминь.

 

Пресс-служба Выксунской епархии. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна.