Выксунская епархия

«Традиции и новации в общественной жизни: границы допустимого». Доклад на открытии Х Рождественских образовательных Чтений Нижегородской митрополии, 22 сентября 2015 г.

Мы живем в век информационных технологий, которые, с невероятной скоростью могучим потоком обрушиваясь на человека, оказывают сильное воздействие на его психику, на состояние его души. Для того, чтобы не разрушилась его идентичность – духовная, национальная, культурная, –  необходимо иметь внутренний критерий, который помог бы разумно воспринимать поступающую информацию и использовать ее во благо себе и окружающим. То же касается и общества. Выбор между традиционным и новационным – не всегда выбор простой, тем более, если этого критерия нет. Замечательный русский философ Иван Ильин еще в начале ХХ века писал: «Наша беда и наша опасность: мы живем в эпоху воинствующего зла, и верного чутья для распознания и определения его не имеем. Отсюда – бесчисленные ошибки и блуждания. Мы как будто смотрим – и не видим; видим – и не верим глазам; боимся поверить, а поверив, все еще стараемся уговорить себя, что “может быть все это не так...”». 

Очевидно, этот критерий должен обладать универсальностью. Этим критерием может быть наш нравственный голос, голос совести, который должен нам подсказывать, что хорошо, а что плохо. Голос совести можно заглушить согласием на неправду, оправданием ее. Апостол Павел говорит  о сожженной совести (1 Тим 4, 2), но, тем не менее, нельзя не признать того факта, что фундаментальное понятие добра и зла существовало у всех народов, на протяжении всей истории человечества. Голос совести непременно должен опираться на набор идей,  систему ценностей, составляющих целостное мировоззрение. Он должен иметь свою историю, истоки. И здесь мы подходим к понятию предания, традиции.

Существует стереотип восприятия традиции как набора старых, потерявших актуальность и жизненность истин. Но это не так. Не все старое хорошо, равно как и не все, что ново – плохо. Традиция хранит только вечные ценности, проистекающие из нравственной природы человека, помноженные на человеческий опыт.

По замечанию писателя Евгения Водолазкина хотя и «…существует забавное выражение «С высоты нашего времени», то есть они все убогие — там, а мы, продвинутые, здесь. Но средневековый взгляд на дело прямо противоположен. Там сознание не перспективно, а ретроспективно: высшая точка истории — воплощение Христа; все, что после этого, — удаление. Мы, нынешние, все те же. Мы летаем на самолетах и пользуемся мобильниками, но вопрос, зачем мы живем и зачем умираем, — от этого не исчезает. И теория эволюции, которая вроде так солидно выглядит, — ничего не объясняет в развитии человека как существа духовного. Перед основными «почему» и «зачем» мы так же беспомощны, как люди Средневековья.В средневековье с течением времени не связывают особых надежд: люди лучше не становятся; технический прогресс не возвышает дух и сознание». Новации, изобретения, технические достижения не могут сделать людей счастливее, а общество справедливей. С этими словами нельзя не согласиться. Это, конечно, не призыв вернуться в средневековье, а указание на факт жизни по выверенным Священным  Писанием критериям.

Новаторство в общественной жизни часто подразумевает отказ от нравственных устоев, традиций, евангельской и даже естественной морали. По сути, это и не новаторство вовсе, а возврат к дохристианским, языческим нравам, хотя, пожалуй, в узаконивании некоторых грехов наши современники превзошли и древних язычников. И появление неоязычников, таких как «родноверы», является следствием этой ошибки.

Сегодня мы уже можем оценить последствия той свободы, которая обрушилась на нас двадцать пять лет назад. К сожалению, для большого числа соотечественников стремле­ние к свободе было эквивалентом стремлению к матери­альному благосостоянию и раскрепощению, – свободе, которую  каждый понимал по своему. Во многом это произошло из-за того, что во время 70-летнего периода советских гонений на Русскую Церковь идеологическая пропаганда стремилась вытравить из народной культуры, народной души те элементы, которые связывали бы ее с христианством. Но всеобщность греха его не оправдывает. Бог призывает всех людей к настоящей свободе – свободе от греха. Церковная традиция духовности подразумевает чистоту души, свободу от страстей, причастность человека Богу. Все это обязательно проявляется в действиях любви человека по отношению ко всему окружающему. Но даже в это время через инерционное сохранение традиций русской культуры в литературе, искусстве, науке остались связи с православной основой этой культуры, сохранилась, можно надеяться, непрерывность культурно-исторического развития России.

Как-то вошло уже в привычку говорить о переходном периоде, который продолжает переживать Россия. Как правило, здесь имеется в виду именно уход, отказ от традиционных устоев, в том числе мировоззренческих, тотальное отрицание предшествующего опыта и форсированное внедрение новаций, западных по своей сути, во всех областях общественной жизни. Поэтому сохраняющийся авторитет Церкви в последние годы вызывает совершенно разную реакцию в российском общественном мнении. По большому счету, все видят в этом возрождение многовековых традиций России и препятствие к переходу на «западные рельсы», но относятся к этому по-разному. Кого-то это радует, других – раздражает, а то и заставляет проявлять откровенную ненависть. Можно с уверенностью утверждать, что непонимание русской культуры на Западе и у доморощенных западников и космополитов есть прямое следствие непонимания и неприятия Православия.

Сегодня видно, что мир все больше попадает под новый тоталитаризм – тоталитаризм агрессивного западного неолиберализма и воинствующего секуляризма. Чего только стоит враждебная реакция немалого числа наших журналистов, ученых мужей и чиновников на введение в школах курса «Основы религиозных культур и светской этики». Потому что это возврат к традиции, которая идет вразрез с идеологемами автономии общества от Бога, приоритета инстинктов помраченной грехом человеческой личности.

Еще один важный момент: новые «ценности» так агрессивно насаждаются не от большой любви к нам. Духовность является главной составляющей могущества народа, является той скрепляющей, объединяющей силой, иммунитетом, который помогает в случае опасности адекватно отреагировать и мобилизовать внутренние резервы, противостать внутренним болезням и внешним инфекциям. На Западе давно поняли, что Православная Церковь — это единственный в российской отечественной истории общественный организм, просуществовавший неизменным на протяжении всех ее десяти веков. Православная Церковь пережила войны, смуты, гонения и катастрофы, и эти испытания только укрепили ее. Именно дух Православия объединил в единую нацию разрозненные племена. Даже в период трехсотлетнего монголо-татарского ига и в Смутное время дух Православия помог нашему народу не утратить своей самобытности. Даже после Октябрьской революции большинство людей считали себя православными.

Говорить о Церкви и обществе как о разных полюсах общественной жизни неверно. Это, скорее, понятия разного объема. Члены Церкви являются и членами общества, и сама Церковь, по определению А.С. Хомякова, «не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати». Церковь – это люди. Общество – те же люди. Церковь и общество взаимно обусловлены. Поэтому совершенно непонятны вопросы о том, какое дело Церкви до общественных процессов, до нравственного состояния народа, можно сказать, до его грехов.

Церковь – единственный в истории нашего Отечества общественный институт, накопивший за тысячелетнюю историю своего существования столь глубокий и разносторонний опыт общественного консолидирования, целеполагания, да и просто выживания, что никакие технологии не могут с ними сравниться. Поэтому к своей Церкви государству и народу следовало бы прислушиваться в первую очередь.

Сегодня духовное, культурное, нравственное влияние Православной Церкви в нашей стране очевидно. В то же время в западном мире роль веры падает: закрываются и продаются церковные здания, в том числе храмы; несмотря на неодобрение христианских общин, принимаются немыслимые ранее новации: однополые браки, эвтаназия, ювенальная юстиция. Европа отказывается от христианских основ собственной цивилизации.

Духовные и нравственные ценности, которые Церковь хранит на протяжении истории, являются залогом гражданского мира и развития. Возврат большой части наших соотечественников к Православию, к собственным духовным истокам обещает много новых свершений: мы возвращаемся к тому корню, из которого веками произрастали наши искусство, литература, правосознание, философия. Во все времена Церковь стремилась утвердить в сознании людей традиционные православные ценности. Именно в лоне Церкви формулировались те духовно-политические идеалы и цели исторического бытия России, которым наш народ следовал веками — «Третий Рим», «Новый Иерусалим», «Святая Русь». Именно Церковь объясняла нашему народу, нашим правителям смысл их жизни, их бытия, помогала найти путь к спасению. Так продолжается и поныне и не может быть иначе: молчание – признак безразличия.

В течение последних 25 лет мы видели, как «свободные» СМИ вместо идеалов совести, чести и долга культивировали пороки, стремление к наживе и вседозволенности. Как итог – алкоголизм, наркомания,  преступность достигли угрожающих масштабов, до немыслимого ранее уровня упала нравственность. До сих пор мы видим случаи оскорбительных выходок в отношении почитаемых христианами священных символов и предметов. Некоторые СМИ под прикрытием свободы выражения мнения позволяют себе открыто глумиться над религиозными ценностями. Христиан пытаются унижать, с ними спорят через суды, пытаются действовать методами провокации, политического и иного давления, потому что очень не желают возвращения христианства как силы, определяющей жизнь общества.

Свя­щенное Писание и сама историческая практика показывают, что народы, «не слушающие гласа Господа Бога, и не старающиеся, исполнять все заповеди Его» (Втор. 28, 15), вырождаются и исчезают. Верующим не нужно бояться быть самими собой, говоря о своих ценностях, в том числе в их общественном приложении. Нужно, по примеру первых христиан, живших среди язычников, и словом, и делом свидетельствовать об истине во всей ее полноте. Христианство велит все начинать с себя, созидать святость в себе. Важно всегда распознавать добро и зло, независимо от того, традиция это или новация. И мерилом здесь является Евангелие, Слово Божие, труды и жизненный пример святых.

В заключение приведу слова патриарха Кирилла: " Трагедия ХХ века дала нам уникальный опыт жизни без Бога. Нигде в мире не было предпринято таких радикальных попыток построить человеческое счастье без Бога, и они завершались либо Бутовскими полигонами, либо созданием «сверхдержавы», которая в одночасье развалилась без единого выстрела. У нас имеется опыт, которого нет более ни у кого, вот почему мы не имеем права на ошибку."

Если же, отталкиваясь от этого исторического опыта, мы будем действовать, соединяя и духовное и материальное, то действительно построим процветающее общество, которое может стать примером для многих.

 

Пресс-служба епархии. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. 23/09/2015г.