Выксунская епархия

Протоиерей Леонид Флегонтович Худяковский (1869-1937), город Чкаловск

  

Священник Леонид Флегонтович Худяковский родился 5 апреля 1869 года в селе Гнилицы Балахнинского уезда (ныне поселок в черте Нижнего Новгорода). Воспитывался он в многодетной семье священника Флегонта Гавриловича Худяковского. Обучался в земском приходском училище, затем в духовном училище, а после – в семинарии в Нижнем Новгороде. Учился Леонид Худяковский во всех учебных заведениях очень хорошо, и поэтому после семинарии как лучший из выпускников был направлен для получения высшего богословского образования за казенный счет в духовную академию Санкт-Петербурга.

В 1893 году он ее окончил, став кандидатом богословия. В декабре того же года указом обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева Леонид Худяковский был назначен преподавателем в Сарапульское духовное училище Вятской епархии. Леонид Флегонтович на протяжении 24 лет преподавал в этом учебном заведении русский, церковно-славянский и греческий языки, литературу и Церковный устав. Периодически ему приходилось исполнять обязанности смотрителя (старшего воспитателя). 

 

Духовное училище в Сарапуле

 

Вот как потом Леонид Флегонтович описывал годы своей жизни в Сарапуле: «Мне было в это время 25 лет, и я с большой энергией и любовью принялся за обучение детей. Занятия мои давали мне полное удовлетворение; отношения с учащимися у меня всегда были хорошие. В то же время мне удалось завязать хорошие отношения не только с сослуживцами, но и с местной интеллигенцией. Я привык к Сарапулу, не замечал, как проходил год за годом, и не думал никогда уходить из него и со своей службы, тем более что и обеспечение мое, в начале не очень удовлетворительное, с течением времени все улучшалось, и я не испытывал никакой нужды. Отдавая большую часть времени своим прямым занятиям в духовном училище, часть досугов своих я уделял и общественной деятельности, занимаясь бесплатно в воскресных школах города (мужской и женской) и участвуя в нескольких благотворительных обществах в качестве казначея или секретаря. В то же время я не забывал пополнять и свое образование, пользуясь книгами для этого (главным образом, ежемесячными журналами) в местной земской библиотеке».

За время своей педагогической деятельности до революции Леонид Флегонтович был удостоен высших светских наград. Он имел чин статского советника. В 1904 году был награжден орденом св. Станислава III степени, а в 1907 году Всемилостивейше пожалован орденом св. Анны III степени «за 12-летнее прохождение должности учителя Сарапульского духовного училища». В годы русско-японской войны его благотворительная и попечительская деятельность была отмечена наградным крестом от Российского общества Красного Креста.

Будущий священник был очень увлеченным и одаренным преподавателем, интересовался самыми разными гуманитарными науками, много читал.

«Обучаясь все время в духовно-учебных заведениях, я не стремился к приобретению исключительно религиозных знаний, а с большим интересом занимался и обще-образовательными науками, которые преподавались в этих заведениях, расширяя свои познания, кроме изучения учебников, и чтением различных книг той или другой отрасли знаний, особенно истории русской литературы и истории философии», – из показаний отца Леонида, записанных в 1937 году.

Занимался Леонид Флегонтович и миссионерской деятельностью, являясь членом просветительско-миссионерского Вознесенского братства, организованного при кафедральном соборе Сарапула. В начале XX столетия, перед первой мировой войной, он неоднократно путешествовал по Европе. Он посетил Турцию, Италию, Англию, Бельгию, Францию, Австрию, Швецию, Норвегию и Германию.

Во время каникул в училище Леонид Флегонтович всегда приезжал к родственникам и близким в Нижегородскую губернию. Его родные братья еще до революции выбрали путь служения Церкви: иерей Иоанн Худяковский служил настоятелем храма в селе Епифаново Горбатовского уезда (ныне Вачский район), а священник Дмитрий Худяковский являлся преподавателем Омской духовной семинарии.

 

 Л.Ф. Худяковский (стоит) и его родные. Фото 1920-х годов

 

С наступлением революционных потрясений, осенью 1918 года Леонид Флегонтович не смог вернуться из Нижнего Новгорода в Сарапул, и поэтому стал работать преподавателем в светской школе 1-й ступени в Гнилицкой волости, у себя на родине. Однако быть учителем в условиях голода и разрухи он долго не смог. Кроме того, повсеместно большевиками проводилась антирелигиозная пропаганда, которая была неприемлема для Леонида Флегонтовича. В 1923 году он уехал в Ижевск, где стал работать счетоводом в акционерном обществе «Транспорт».

В 1927 году бывший преподаватель Леонид Худяковский вновь вернулся в Нижегородскую губернию, где по благословению митрополита Сергия (Страгородского) принял сан священника (без вступления в брак, целибат). Спустя годы, в 1937 году, после ареста, отвечая на вопрос следователя, отец Леонид пояснил: «Я перешел на работу в священники по своим религиозным убеждениям, когда стала советская власть притеснять верующих учителей, чтобы последние не ходили в церковь и вели борьбу с религией, эти обстоятельства меня заставили оставить школьную работу и перейти на работу в священники».

Иерей Леонид Худяковский был назначен служить в поселок Чкаловск (бывшее село Василёва Слобода). До революции в этом крупном торговом селе находились три православных храма. Отец Леонид служил в Воскресенской церкви.

Спустя полгода, в январе 1928 года благочинный, священник Иоанн Никольский обратился к епископу Городецкому Неофиту (Коробову) с рапортом о награждении отца Леонида: «Принимая во внимание многолетнюю службу по духовно-учебному ведомству (25 лет) священника Воскресенской церкви с. Василево отца Худяковского Леонида Флегонтовича, а также его высшее богословское образование – с одной стороны, и ревностное при честном поведении пастырского служения – с другой, я ходатайствую перед Вашим Преосвященством о награждении его, о. Худяковского, камилавкой». Резолюция владыки Неофита от 3/16 января 1928 года была краткой: «Награждается».

 

Семья священника Иоанна Белякова и преподаватель Леонид Худяковский на пикнике. 1920-е годы

 

В конце 1920-х годов отца Леонида арестовали в первый раз и пытались обвинить в контрреволюционной деятельности. Именно тогда им были написаны следующие строки, адресованные свояку (мужу его родной сестры Анны, священнику Иоанну Васильевичу Белякову, настоятелю Богородице-Рождественской церкви в поселке Гнилицы): «Сообщаю тебе, Иван Васильевич, что из Василева меня куда-то увозят. Рано или поздно это должно было случиться, и я пока почти спокоен. Не знаю, что будет дальше, но я не имею за собой в прошлом ничего контрреволюционного и потому надеюсь, что недоразумение в непродолжительном времени разъяснится. Если же мои опасения не оправдаются, то приезжай сюда и будь блюстителем моего имущества, может быть, не откажешься и послужить пока за меня, впредь до выяснения недоразумения…  Пока шлю всем свой привет и не знаю, что сказать: «до свидания» или «прощайте».

 

Семья священника Иоанна Белякова и преподаватель Леонид Худяковский (стоит)

 

Данный арест был, видимо, недолгим, по промыслу Божьему, отец Леонид смог вернуться в Чкаловск и продолжить свое пастырское служение.

В январе 1937 года районные и областные власти добились закрытия в Чкаловске всех трех храмов под предлогом эпидемии оспы среди детей. Местные жители на праздник Рождества Христова и Крещенье остались без богослужения, и тогда отец Леонид и благочинный протоиерей Иоанн Никольский смогли организовать мирян на защиту церквей, благословив депутацию от своего прихода ехать в Москву в разные инстанции с прошениями не закрывать храмы.

Сохранился черновик одного такого обращения от имени прихожан Воскресенского храма: «В последние годы наша религиозная община перед праздниками Рождества Христова и Пасхи переживает тревожное состояние: раздаются голоса неверующих о закрытии храма, устраиваются собрания, выносятся резолюции об этом закрытии, причем к голосованию допускаются  иногда даже и несовершеннолетние дети, в то время как верующие не имеют возможности постоянно устраивать такие же собрания и напоминать кому следует о своем желании сохранить храм для удовлетворения своих религиозных потребностей. Может быть, отчасти поэтому, воспользовавшись кратковременною вспышкой эпидемии оспы, местный поселковый совет в январе месяце текущего года без всякого предупреждения и соглашения с верующими прикрыл все храмы в Василеве на две недели, якобы для прекращения эпидемии, и притом прикрыл словно нарочно, на великие праздник <...>. Но что дело тут было не в одной заразе видно из того, что школы и кино в то же время были закрыты только на 5 дней, а просьба верующих об открытии храмов тоже через 5 дней были отклонены без всяких объяснений. <...> Поэтому мы просим защитить нас и дать нам полную возможность удовлетворять свои религиозные чувства, то есть просим и на будущее время запретить местной власти закрывать наш храм даже и временно, а тем более на великие праздники. В виду предстоящей Пасхи, мы заранее хотим предупредить своей настоящей просьбой возможные попытки к закрытию нашего храма, так как всякое закрытие его вызывает брожение умов и недовольство среди верующих, каковых в нашей общине не менее 900 человек».

В ночь с 29 на 30 сентября 1937 года в поселке Чкаловск прошли массовые аресты священнослужителей. Отца Леонида и других арестованных отправили в Балахнинскую тюрьму. Обвиняли священников в том, что они «систематически среди рабочих и колхозников вели антисоветскую агитацию против проводимых мероприятий партии и Советского правительства и распространяли пораженческие слухи».

Во время пыточного следствия, невзирая на свой преклонный возраст (68 лет), отец Леонид не признал своей вины, а на утверждение следователя, что он произносил в храме антисоветские проповеди, отвечал: «Проповеди я говорил, которые содержали в себе чисто моральные наставления о любви людей к Богу и любви друг к другу, что касается в отношении антисоветской агитации против существующего строя – я никогда не говорил».

Решением Тройки НКВД по Горьковской области от 22 октября 1937 года протоиерей Леонид Худяковский был приговорен к расстрелу. 4 ноября 1937 года, в праздник Казанской иконы Божией Матери, он был расстрелян и погребен в общей безвестной могиле.

 

Ольга Дёгтева. По материалам комиссии по канонизации Выксунской епархии

 

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. 11/11/2020.