Выксунская епархия

Протоиерей Бельский Димитрий Владимирович (1880 – 1938) Поселок Досчатое

Священник Дмитрий Бельский с сыном и родными братьями. Фото нач. XX века

Протоиерей Димитрий Владимирович Бельский всю свою жизнь прослужил на Выксунской земле. Будучи до революции клириком Иверского женского монастыря он являлся участником многих знаменательных событий в стенах этой обители. В советское время в условиях гонений на Церковь он ревностно  и честно служил на сельских приходах.

Родился будущий пастырь 11 сентября  1880 года в городе Арзамасе. Его отец дьякон Владимир Александрович Бельский служил в арзамасском Благовещенском храме, а спустя годы, уже в советское время принял сан священника.

В 1895 году Димитрий Бельский окончил четырехгодичный курс обучения  в Арзамасском духовном училище, а затем поступил в Казанскую духовную семинарию. Но свое обучение он не закончил и по собственному желанию, 26 апреля 1899 года, официально выбыл из 4-го класса семинарии. В июле месяце того же года, указом Преосвященного Владимира (Никольского), епископа Нижегородского и Арзамасского Дмитрия Бельского определили на должность псаломщика к Нижегородской Трехсвятительской церкви (ныне это подворье Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря). В скором времени он обвенчался с Верой Стрельниковой,  дочерью выксунского священника.

Штатный клирик Иверского монастыря иерей Никифор Петрович Стрельников родился в селе Усть-Катовский завод в Уфимской губернии. Начинал он служение в Церкви в качестве псаломщика в селе Толба Сергачского уезда, а затем более десяти лет являлся дьяконом в Спасо-Зеленогорской женской общине. В 1887 году он принял сан священника и стал служить в Выксе. Именно отец Никифор, по благословению старца Варнавы Гефсиманского являлся автором книги «Иверский Выксунский женский монастырь», изданной в 1900 году в Сергиевом Посаде. Этот образованный пастырь являлся многодетным отцом большого семейства, и вместе с супругой Татьяной Полиевктовной смог вырастить десять человек детей. Все его сыновья Алексей, Александр, Федор, Николай, Петр и Никифор получив духовное образование, а затем либо служили  священниками, либо  стали преподавателями в духовных учебных заведениях в  разных епархиях; а дочери Вера, Екатерина, Татьяна и Александра вышли замуж за будущих священнослужителей. 

Унаследовав от своего отца громкий и звучный голос, Димитрий Бельский после женитьбы подал прошение о рукоположении в дьяконский сан.  Епархиальное начальство по просьбе настоятельницы определило его в Выксунский  женский монастырь. Официальное назначение его в Иверскую обитель состоялось 30 апреля 1900 года, а 2 марта того же года по причине болезни ушел в заштат его тесть. Священник Никифор Стрельников скончался 21 июля (по ст. стилю) 1901 года и был погребен на монастырском кладбище.

26 октября 1906 года настоятельница монастыря игуменья Павла (Кокушкина) подала прошение на имя епископа Нижегородского и Арзамасского Назария (Кириллова), в котором написала: «Принимая во внимание безукоризненное поведение в течение шестилетнего служения во вверенном мне монастыре диакона Димитрия Бельского и его добрые душевные качества, сим честь имею ходатайствовать пред Вашим Преосвященством об удостаивании его сана священнического...». Однако, его рукоположение в священнический сан произошло только через несколько лет. И связано это было с тем обстоятельством, что в Иверском монастыре на тот момент не было свободной штатной (оплачиваемой из государственной казны)  вакансии.

Начиная с сентября 1909 года отец Димитрий стал исполнять обязанности учителя пения в монастырской церковно-приходской школе. Примечательно, но еще Гефсиманский старец-утешитель отец Варнава при своей жизни некогда предрек ему: «Вскоре после освящения Троицкого собора будешь ты, сынок,  священником». По слову его так оно и произошло.  Монастырский собор освятили 17 августа 1909 года, а спустя полгода, 17 марта 1910-го, Преосвященный Назарий назначил отца Дмитрия монастырским священником. С этого же года он стал исполнять обязанности заведующего и законоучителя в вышеназванной монастырской школе.

У отца Димитрия и его супруги Веры родились пятеро сыновей: Владимир (1901 г.р.), Серафим (1902 г.р.), Леонид, Константин и Николай. Старшие дети до революции обучались в Елатьменской гимназии в Рязанской губернии, а младшие в монастырской школе.

В течение 12-летнего служения в монастыре отец Димитрий получил несколько церковных наград: в  1911 году на престольный праздник в честь Иверской иконы Божией Матери он был награжден набедренником, а в августе 1914 года — скуфьей. Имел он

также медаль и нагрудный знак в память 300-летия Дома Романовых, которые были учреждены в 1913 году. 

В период с 1918 по 1922 год отец Димитрий, ради того, чтобы прокормить свою семью, кроме священнических обязанностей исполнял должность заведующего контрольно-статистического отдела при Выксунском заводе. Такое совмещение духовного сана с мирской работой в те смутные и тяжелые годы было вызвано большой материальной нуждой, голодом среди священнослужителей и монашествующих. 

9/12 мая 1919 года на праздник в честь Святителя Николая, Мирликийского чудотворца во время  Божественной литургии в Троицком соборе монастыря, за малым входом архиепископ Нижегородский и Арзамасский Евдоким (Мещерский) наградил отца Димитрия камилавкой.

В 1922 году произошла первая попытка местных властей закрыть Иверский монастырь, и в это же время часть выксунских священнослужителей  поддержала правящего архиерея архиепископа  Евдокима и уклонилась в обновленческий раскол. Данные обстоятельства способствовали тому, что в этот же год отец Димитрий по приглашению прихожан перешел служить из Выксунского монастыря в Знаменский храм в селе Хрипуново Ардатовского района (в настоящее время эта церковь является скитом Серафимо-Дивеевского монастыря). В то время это был небольшой приход, состоящий из жителей самого села Хрипуново и соседней деревни Велейка. Вместе с отцом Димитрием в Знаменском храме с 1922 по 1931 год служил в качестве псаломщика Василий Михайлович Державин, ставший в последствии настоятелем Николаевского храма в селе Виля Выксунского района.

19 октября 1930 года отец Димитрий Бельский официально  стал настоятелем  в  Троицком храме в селе Досчатое. К этому времени пастырь уже имел сан протоиерея.  На приходе он проживал со своей женой и с пожилой помощницей по хозяйству Евдокией Васильевной Саратовцевой. Взрослые сыновья отца Димитрия тогда уже жили отдельно.

20 апреля 1937 года отца Димитрия пытались осудить за нарушение законодательства по отделению Церкви от государства, а именно за его призывы во время проповедей «чтобы школьники ходили в церковь и изучали Слово Божие». Но, благодаря заступничеству прихожан решением Выксунского  нарсуда он был оправдан. 21 октября того же года его арестовали по новому обвинению. Из показаний ранее допрошенных в качестве свидетелей местных жителей следовало, что их священник призывал своих прихожан не допустить закрытия Троицкого храма.

Во время единственного документально зафиксированного допроса следователя НКВД интересовали взаимоотношения отца Димитрия с другими священнослужителями Выксунского района, а так же его связи  с архиепископом Муромским Макарием (Звездовым). Из протокола допроса от 31 октября 1937 года:

«— Кто у вас из знакомых служителей религиозного культа?

— Служителей религиозного культа по Выксунскому району я знал  Крылова, Владычина,  Милютина,  Смольянинова и других.

— Какие у вас с ними были разговоры?

— Разговоры с ними я вел исключительно по хозяйственным вопросам.

— Вы проводили с ним контрреволюционные разговоры?

— Разговоров на контрреволюционные темы мы никогда не проводили.

—  Вы говорите следствию неправду.

— Следствию я говорю только правду.

— В присутствии вас Крылов проводил антисоветскую агитацию?

— Нет, не проводил, никаких разговоров на политические темы у нас с Крыловым не было.

— Вы проводили контрреволюционную агитацию среди населения?

— Контрреволюционную агитацию среди населения я никогда не проводил.

— Вы следствию говорите неправду.

— Следствию я говорю только правду.

— Следствие располагает достаточными данными  о том, что занимались вы контрреволюционной агитацией?

— Контрреволюционной работой я не занимался.

— Вы не хотите следствию рассказать правду?

— Следствию я говорю только правду.

— Вы распространяли слухи о скором падении Советской власти?

— Никаких контрреволюционных слухов о скором падении Советской власти я никогда не распространял.

— Вы следствию говорите неправду.

— Следствию я говорю правду.

— Вы читали среди верующих проповеди контрреволюционного содержания?

— Проповедей контрреволюционного содержания и для укрепления религии я никогда не читал. В 1934-1935 гг. я читал две проповеди о материнской любви и надгробную речь, тоже самое. Других проповедей я никогда не читал.

— Вас вербовал в контрреволюционную организацию архиепископ Макарий Муромский?

— В контрреволюционную организацию архиепископ Макарий Муромский меня никогда не вербовал, разговоров на политические темы у меня с архиепископом Макарием не было.

— Вы следствию лжёте.

— Следствию я не лгу, а говорю только правду.

— Расскажите следствию о вашей контрреволюционной работе в последнее время?

— Никакой контрреволюционной работе я никогда не проводил.

— Вы от следствия скрываете и не хотите показать правду!

— Следствию я говорю правду и ничего не скрываю. Никакой контрреволюционной работы не проводил и дополнить больше ничего не могу. Записано с моих слов верно и мне прочитано».

Спустя месяц после ареста, 20 ноября 1937 года, решением Тройки НКВД по Горьковской области, 57-летний отец Димитрий был осужден на 10 лет лишения свободы. Единственная причина, по которой досчатинского священника не приговорили к высшей мере наказания, расстрелу, заключалась, видимо, в том, что у сотрудников НКВД отсутствовали его признательные показания. Поэтому было решено принципиального и честного пастыря замучить в застенках.  Ровно через восемь месяцев заключенный Дмитрий Владимирович Бельский оказался в лагерной больнице, где и скончался 20 июля 1938 года. Согласно официальному заключению тюремного врача, причиной его смерти  станет «старческое слабоумие и сердечный миокардит». Подобные справки тюремных врачей чаще всего фальсифицировались, чтобы скрыть от родственников информацию о репрессированных.  Истинная же причина его мученической кончины в лагере останется для нас навсегда сокрытой, как и место его погребения.

 

Ольга Дёгтева. По материалам комиссии по канонизации Выксунской епархии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. 14/12/2020.