Выксунская епархия

Александр Петрович Меньшиков (1892-1937), Священник Воскресенского храма (г. Чкаловск)

Воскресенский храм села Василева Слобода (Чкаловск),фото М.П. Дмитриева, начало ХХ века

 

Александр Петрович Меньшиков родился 23 февраля 1892 года в селе Базарные Матаки Спасского уезда на территории Казанской епархии. Он был третьим сыном в многодетной семье священника Петра Викторовича Меньшикова и его супруги Иулиании Евстигнеевны. Таинство крещения младенца Александра состоялось 8 марта 1892 года в Христо-Рождественском храме села Матаки. Крестными родителями (восприемниками) будущего пастыря стали: священник из соседнего села Рамадан отец Венедикт Разумовский и его родная сестра Антонина Разумовская.

В 1913 году после окончания Казанской духовной семинарии Александр Меньшиков обвенчался и принял сан священника. Его первым приходом стал Смоленский храм в селе Чирпы Лаишевского уезда Казанской губернии. Спустя два года, 22 августа 1915 года, его перевели на приход в село Ершовку Мамадышского уезда (ныне это Вятскополянский район Кировской области). На данном приходе отец Александр исполнял также обязанности законоучителя в Ефимовском земском училище.

29 июня 1916 года он уволился с приходской службы в связи с поступлением на очное отделение Казанской духовной академии. Несмотря на огромные сложности в организации деятельности академии после революции, уже в советский период, в 1920 году отец Александр смог получить высшее богословское образование, закончив обучение со степенью кандидата богословия. В дальнейшем отец Александр вновь вернулся служить в село Ершовку, но менее чем через год, в 1921 году, его назначили настоятелем Троицкого собора в уездном городе Мамадыше.

В 1923 году отец Александр был арестован первый раз по обвинению в антисоветской деятельности и отправлен из Мамадыша в Казань, где он находился под арестом в течение двух месяцев. Освободили его при условии, что он уже не вернется в Мамадыш. Потому он вынужден был остаться в Казани, где служил на разных приходах.

В 1927 году отец Александр был арестован сотрудниками Казанского ОГПУ во второй раз «за распространение религиозных предрассудков». В это время он являлся настоятелем Вознесенского храма. После непродолжительного следствия Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ в Москве протоиерея Александра приговорили к трем годам ссылки (с дальнейшим запретом на проживание в шести центральных районах страны). Местом его административной ссылки стал Братский район Иркутской области, где батюшка вынужден был находиться до 1931 года.

Вернувшись из ссылки, отец Александр не имел права проживать на территории Казанской губернии. По благословению митрополита Сергия (Страгородского) он оказался в Нижегородской епархии в городе Семенове. Здесь он продолжил свою пастырскую деятельность в качестве клирика Всехсвятского собора и благочинного на протяжении четырех лет. В Семенов к нему приехала и его супруга Зинаида Федоровна, они снимали квартиру в доме № 7 на улице Красноармейской.

29 мая 1936 года указом епископа Феофана (Тулякова), управляющего Горьковской епархией, по личному прошению протоиерей Александр Меньшиков был назначен в качестве второго священника при Воскресенском храме в поселке Василёво (бывшее село Василёва Слобода, а ныне город Чкаловск). И уже 31 мая того же года представители приходского совета этой общины обратились к местным властям с заявлением о его регистрации на данном приходе.

Новым местом служения для отца Александра стал ныне утраченный чкаловский Воскресенский храм. Взрослые дети священника к этому времени проживали уже самостоятельно: дочь Маргарита (1915 г. р.), выйдя замуж за Антона Осиповича Менсис, работала бухгалтером в городе Ряжске Московской области, а сын Николай проживал в поселке Камское Устье на территории современного Татарстана, работал техником-радистом. Сам же отец Александр в Чкаловске проживал рядом с церковью, в доме №5 на улице Нагорной. 

Протоиерей Александр относился к числу тех пастырей, которые, не взирая на официальный запрет властей, продолжали произносить проповеди в храмах и увещевать прихожан. На Литургиях, во время проскомидии, он молился «за пребывающих в тюрьмах и в ссылках находящихся от советской власти». Совершал и панихиды на кладбищах поселения, за что его как служителя культа не раз штрафовали власти.

В 1936 году руководство поселка Василёво стало ходатайствовать перед областными властями о закрытии Воскресенского храма, где служил отец Александр. В частности, секретарь поселкового совета предоставил по этому вопросу следующую характеристику [сохранена орфография подлинника]: «Церковь не покрашена и не побелена от чего приходит в разрушенность, около церкви памятники свалились и ни как не охраняются. Вид церкви отвратительный тогда как на этом прекрасном месте должно быть построенное здание культурно снаружи и изнутри, культурно по форме и по содержанию. Состав верующих Воскресенской церкви состоит из большинства бывших торговцев и кулаков, из монашек и отсталых дряхлых стариков большинство которых неграмотных и малограмотных. Всего верующих насчитывается не большое количество около 100 человек».

 

Воскресенская церковь (Чкаловск). Сброшенный колокол

 

2 января 1937 года Горьковский облисполком вынес решение о ликвидации Воскресенского храма. Благодаря отцу Александру и членам приходского совета василевцы смогли отстоять свой приход, подав жалобу на действия местных властей в Москву. 23 июня 1937 года специальная комиссия по культам при ВЦИК отменила данное решение и вынесла постановление: «церковь оставить в пользовании верующих». Однако богослужения в храме прекратились уже через два месяца. 27 августа 1937 года отец Александр Меньшиков был арестован. При аресте у него изъяли Библию, наперсный крест с академическим значком, записную книжку и альбом с личными фотографиями. Следователи обнаружили, что не располагают свидетельствами, обвиняющими отца Александра в антисоветской деятельности. Тогда были найдены лжесвидетели, которые дали необходимые показания. При этом один из них был из числа местных старообрядцев и не посещал Воскресенский храм. 

Из показаний местных жителей, которые были записаны следователем, сотрудником Балахнинского НКВД, после ареста отца Александра [стилистика и орфография документа]: «Меньшиков, как священник и религиозник приобрел моментально внимание верующих своим обращением и подходом к массе. Он за время пребывания до трех раз выступал в церкви с амвона с проповедями на религиозную тему о кресте и его значении; считая что для верующих людей, несущих крест, это советская власть». 

«Я считаю, что Меньшиков, укрепляя веру в сердцах прихожан (по его словам), этим восстанавливает рабочую массу против нашего советского правительства и партии ВКП/б/. Меньшиков перед Пасхою в великий пост говорил проповедь о покаянии, где ясно указал, что кто не покается перед ним, тот не получит Царствие небесное <…> он говорил, что Иисус Христос властей не терпел и нам нужно не поддаваться им, а то останемся без церкви».

«Зимой 36/37 года на религиозный праздник Сретенье он меня встретил идущим с завода и говорит: “Нехорошо, молодой человек, не посещать церковь, ваша мать – она набожный человек, Вы бросьте читать сталинские книги, они не приведут Вас ни к чему, вот лишь в Евангелии спасение”. Перед Пасхой в нынешнем году в великий пост он говорил проповедь с Евангелия, но обрисовал [ее так], что настоящая власть – это власть сатаны, что Сталин в образе человека, но народившийся сатана».

В качестве обвинения отцу Александру были предъявлены и такие его высказывания, записанные со слов лжесвидетелей: “...партия и правительство неправильно притесняют религию, принудительно закрывают церкви, не считаясь с мнением верующих, церкви превращают в клубы, а служителей культа арестовывают без всякого на то основания. Вот если меня посадят, то от меня коммунисты ничего не добьются, а вам, верующим, нужно организованно защищать церкви, не допуская принудительного закрытия со стороны коммунистов”.

Отец Александр оставался верен своим словам и убеждениям. Из протоколов его допросов, являющихся основным источником, демонстрирующим его исповедническую позицию, очевидно: находясь в заключении, он не признавал себя виновным и не перекладывал вину на других.

Из протокола допроса, состоявшегося 31 августа 1937 года:

«- Признаете ли Вы, Меньшиков, себя виновным в антисоветской агитации, направленной против существующего строя путем втолковывания гражданам, что власть притесняет, не дает молиться, закрывает церкви.

- Нет, я против существующего строя, против советского правительства никогда ничего не говорил.

- Что Вы еще можете показать по касающемуся Вас делу?

- Более показать ничего не могу. Записано с моих слов верно, мне вслух прочитано».

Из протокола допроса, состоявшегося 7 сентября 1937 года:

«- Вы, Меньшиков, следствию не сказали о Вашей антисоветской деятельности, но свидетельскими показаниями Вы достаточно ярко обличаетесь в антисоветской агитации. Для подтверждения зачитываю несколько выдержек из свидетельских показаний, которые подтверждают Вашу виновность. Будете ли Вы говорить только правду следствию?

- Да, буду.

- Говорите.

- Я виновным себя в антисоветской агитации не признаю, а лишь в чисто церковной, направленной на укрепление Православной церкви».

Постановлением Тройки УНКВД по Горьковской области от 26 сентября 1937 года последний священник Воскресенского храма в городе Чкаловске был признан виновным и приговорен к расстрелу. 13 октября 1937 года протоиерея Александра Меньшикова расстреляли. Судьба его родных и близких не известна. К сожалению, пока не найдена ни одна фотография этого образованного пастыря, который пусть и не долго, но в условиях жесточайший гонений и репрессий исповедовал верность Церкви Христовой на чкаловской земле.

 

Автор-составитель Ольга Дёгтева.

По материалам комиссии по канонизации  Выксунской  епархии

 

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. 09/12/2020.